OUaT: есть кинжал с твоим именем на нем

OUaT, 5х05

После унылых флэшбеков прошлой серии было приятно вернуться к чему-то более динамичному и занимательному. Хотя в паре мест показалось, что сюжет делал слишком большие скачки по части
причинно-следственных связей (особенно по части мотиваций Эммы в обоих мирах, а также внезапной осведомленности Мериды, где и что искать в Сторибруке), но, по крайней мере, обошлось без занудства.

[Темный, еще темнее и просто негр]Тема "Эмма и ее близкие" меня по-прежнему удивляет. Ну, может, потому, что на примере Румпеля привыкла к иному отношению со стороны поддержки. :alles: Все-таки как бы ни были расстроены, обозлены, разочарованы Бэй и Белль, они не выносили Румпеля так легко за скобки. И их первым желанием всегда было ему помочь, спасти, пусть даже нелепыми в силу возраста и жизненного опыта способами. Так сказать, ненавидели грех, но любили грешника. А друзья и знакомые Кролика продолжают относиться к ней, как к чужой, даже не психуют и не срываются. Даже в "Хейвене" история с Марой была подана лучше, потому как там Нейтана буквально рвало на кусочки: как быть, сдаться - не сдаться? и он то почти опускал руки, то вновь начинал трепыхаться. Где здесь это? :-( Почему и Генри, и Крюк, и Регина, и Снежка с Чармингом ведут себя так, словно Эмму в первый раз видят, и если она не их прекрасная Спасительница, то они ее и в расход могут между делом пустить? Апатия и опустошение (если это они) могут быть результатом множества безуспешных попыток, но вся сторибрукская компашка в самом начале пути!
В общем, просто не понимаю, какую мораль креаторы этой историей доносят.

Эмма тоже получилась очень своеобразной Темной. Опять-таки, невозможно не сравнивать с Румпелем, которому даже в худшие времена и в голову не приходило осознанно разбивать сердце сына. Косячил он эпически, но вот такого - причинить боль любимым, чтобы получить какую-то выгоду для себя - не было. (Ну, правда, Генри пытался убить - что есть, то есть. Но не Нила). А тут, реально, поведение Коры, только на сей раз даже непонятно, ради какого высшего блага все это делалось. Ну, спасибо, хоть не убила девчонку, чтоб уж наверняка получить слезу нужного качества.

Хотя, надо сказать, история со слезой сама по себе странная. Не, я понимаю, что в тринадцать лет облом с любимой девочкой - это "Оооо-ёёёёё! Шире вселенной горе моёёёёёёё!", но всерьез сравнивать страдания взрослого человека с переживаниями тринадцатилетнего подростка, которого бортанула девчонка? (Да и вообще, как-то нехорошо смотрелось, что Генри враз накрутил себя до скулежа: "Я не нравлюсь ей, потому что я не герой!", в то время как Вайолет, с которой они и познакомились-то пару дней назад, унизить его вовсе не пыталась и честно сказала, что ей приятно с ним общаться? Ну не на французские же поцелуи и страстный секс Генри рассчитывал, впервые приглашая Вайолет поесть лазанью и посмотреть кино! Хотя - кто знает, какими идеями ему Крюк мог мозг запудрить, страстно желая поделиться своими знаниями о женщинах... :rolleyes: )

В любом случае, трудно поверить, что в Камелоте, где собрался прям-таки клуб одиноких сердец сержанта Пеппера, не нашлось бы кого-то еще, способного поплакать над потерянной любовью? Ланселота можно было бы навестить в подземелье или даже Белль - у всех ведь какая-то хрень на любовном фронте, комы да разлуки. Да и сама Эмма, судя по реакции на любые упоминания о Ниле, далеко не отошла от случившегося.

Вообще, серия разбивала мое сердце этим внезапным свонфайром. :-( Особенно момент, когда простое упоминание о любимой песне Нила прошибло ледяную броню Темной, и она в какой-то момент выглядела прежним человеком. А если бы он был жив?

Если говорить о Румпеле, то мне, на мой вкус, Роберт все-таки чересчур усиленно делал глаза котика в сценах с Эммой и Меридой. Не поверилось. Уж кто-кто, а Румпель должен знать, что упрашивать Темного: "Ну отпусти, позязя!" бесполезно, и если уж попал ему в когти - чирикать поздно. Периодически вспоминалось: "Вот неужели навсегда закроются мои косые очи, и не увижу я тебя, моя любовь, моя морковь…", особенно когда Румпель начал проситься к Белль. Нет, оно было мило, не спорю, но выглядело таким же наигрышем, как и дрожание губками и валяние на коленях перед Королевами Тьмы. А уж когда Мерида пинала Румпеля, и он валился кулем, не подавая признаков жизни, "пиф-паф, ой-ой-ой!" на заднем плане слышалось весьма отчетливо. Хотя, может быть, это и было игрой? Не хочется верить, что вместе с магией у Румпеля еще и вся соображалка пропала - а вот снова изобразить перед недалекими, но воинственными бабами желтого земляного червяка было бы полезно.

В любом случае, эпопея с физподготовкой героя была совершенно идиотской. Ну да, можно сделать скидку на подростковый максимализм Мериды и негибкий ум Эммы, для которой героизм бывает только с кулаками (и то, сдается мне, настолько ограниченной она никогда не была), но персонажи - или все-таки креаторы? - искренне считают, что только трусость и малодушие не дают Румпелю стать мастером меча и кунг-фу. :nope: И происходит даже подмена понятий, когда Мерида упорно говорит Румпелю, что он просто "хромает", тогда как реально без опоры он может только стоять. Да, можно вспомнить, что и папаша Мериды был одноногим, но у него-то был протез, а следовательно - возможность сохранять равновесие, на одной ноге с мечом в руках он не прыгал! И все эти попытки заверить, что серьезное физическое увечье - только блажь и поиски оправданий, чем-то нехорошим для меня попахивают.

И еще очень сильно кажется, что Мерида - дамочка недобрая и склонная к садизму сама по себе. Воинственности хоть отбавляй, а остальному места не хватило, и дедовщине предается с чистой душевной радостью. Да, Эмма контролирует ее, но явно не контролирует каждый шаг и каждое слово, а ведь Мерида унижает и избивает Румпеля с искренним удовольствием, не хуже Крюка-пирата, да и говорит практически его словами. Не хочется думать, что креаторы таки хотят сказать, что триста лет назад хромому калеке был преподан мудрый жизненный урок. :ban:

И еще одна внезапность: в первом сезоне Генри клялся, что не может узнать, кто такой мистер Голд, потому что его истории нет в книге, а теперь вдруг там оказался румбелльский фичок? (С другой стороны, во втором сезоне тоже было нечто подобное, когда в книге внезапно оказался мелкий Бэй...)

Про Мерлина даже не знаю, что сказать. Он по-прежнему чертовски похож на Льюиса Хэмильтона и уже поэтому сильно мне несимпатичен, и наверняка окажется такой же скользкой неприятной личностью. :eyebrow: Судя по всему, первым Темным была его любимая женщина (Нимуэ), так что наверняка он преследует свои эгоистические цели. А то, конечно, неудачу с вытягиванием Тьмы из Эммы можно свалить на то, что к тому времени она уже порядком опаскудилась (см. историю с Вайолет), но наверняка не все так просто. На того же Артура посмотреть - точно ли Мерлин им разочарован или как раз осознанно вырастил из мальчишки фанатичного маньяка для своих целей?