паки паки иже херувимы

Мой восемнадцатый век

Забавно, что пересмотр "Гардемаринов" заставил меня вспомнить мою, кажется, единственную, крепко забытую попытку сочинить что-то в антураже российской истории восемнадцатого века (если не считать первую часть "Дней поражений и побед", где Россия была все-таки чисто для галочки). Жаль, что от той попытки даже записей никаких не осталось, ибо во времена, когда фантазия моя фонтанировала, я целые рОманы, не жалея, с компьютера удаляла по принципу "гуляй, Манька, ешь опилки - я директор лесопилки", и кучу вполне проработанных замыслов даже записывать не пыталась. А вот когда фантазия иссякла, так стало жалко тех незабвенных творений моих четырнадцати лет!..

Главное, что у меня было тогда и чего нет сейчас, - это творческая смелость. :) Ну, или творческая беспечность, потому как сейчас я ни за что историческое и не взялась бы, а тогда для матчасти мне хватало пары книжек для вдохновения, самых общих сведений о понравившейся эпохе - и пошла писать губерния!

[Любить по-русски]Конечно же, эта история была навеяна "Анжеликой" (у меня все истории были навеяны "Анжеликой"!). Только на сей раз - "Анжеликой", преломленной через "Петра Первого" Алексея Толстого. Которого я, конечно, в те времена целиком еще не осилила, а читала кусочками - про любовь и приключения. И был там такой персонаж - Александра Волкова, из неграмотной девчонки преобразившаяся в московскую Венеру при иностранных дворах, за которой короли волочились и кавалеры на шпагах бились. В общем, такая Анжелика-Анжелика, и я себе такую же хотела. :)

Но начало петровского времени меня не очень привлекало почему-то, а еще я в то время зачитывалась "Квасником и Бужениновой" Нагибина и "Ледяным домом" Лажечникова, где Артемий Волынский был ну чисто граф де Пейрак, и эпоха "слова и дела" была вся такая страшная и драматичная, и в общем, я себе такое тоже хотела, чтоб побольше заговоров и переворотов.

Так что в итоге начало истории золотоволосой красавицы по имени Зинаида, с глазами какого-то невероятного оттенка, уж не помню, фиалкового или янтарного, была утверждена на конец петровской эпохи, чтобы ко временам царствования Анны Иоанновны героиня была все еще молода и прекрасна (а, по моим тогдашним представлениям, после тридцати даже для неземных красавиц с фиалково-янтарными глазами начиналась пора жестокого увядания, к сорока переходящая в дряблую старость).

Плагиатила я "Анжелику" нещадно! Ну, или творчески переносила на русскую почву. Поэтому родилась Зинуша в семье обнищавшего князя, уж не помню, какой фамилией я его наделила. И ютился этот князь, в семье которого детей было больше, чем крестьян, в темной разваленной усадьбе. Помню, что это была очень осенняя история, и мне так живо представлялись вот эти темные, дождями исхлестанные терема в окружении желтых, красных, оранжевых кленов, березок и прочих лип. :) И между березок, значится, и бегала юная княжна Зинаида в сарафане и лапоточках, вместе с лучшим дружком, пастушком Ванюшей, слушала страшные нянюшкины сказки про мертвецов и русалок и грамоты не знала, потому как жило княжеское семейство по полному домострою.

А в расположенное неподалеку роскошное поместье, изредка наезжал старый друг и родич обнищавшего князя, в отличие от него, в гору пошедший и неплохо при царском дворе устроившийся. И уж в его-то роскошном дворце была и выписанная из Франции мебель, и толстомясые голые девки на картинах, и танцы, и охота, и прочие модные развлечения. И Зинаида, разумеется, периодически в его усадьбу пробиралась, наблюдала из окошка за всем этим великолепием и страстно мечтала из родного домостроя с березками перенестись в сверкающий Питербурх со всеми его удовольствиями.

И вот так подглядывала Зинаида за жизнью богатых князей, пока не подглядела заговор. Приехал, значицца, к князю № 2 сам Александр Данилыч Меншиков, да не один, а с похищенным завещанием недавно почившего государя императора Петра Первого. (Вот уж не помню, какие преимущества это ему давало в моей версии, но как в настоящем историческом романе обойтись без похищенной бумажки?) В любом случае, Зинаида это завещание перепохитила и где-то спрятала, так что уехал Меншиков в Петербург уже без бумажки и злой, как собака-подозревака.

А потом в и жизни Зинаиды наступил решающий поворот. Мать ее умерла очередными родами, и отец умолил жену богатого князя, бездетную Варвару Михайловну (о, ее имя я помню!) не оставить сирот. Та в его положение вошла и увезла троих бедных родственниц, включая Зинаиду, в столицу. Там Варвара Михайловна пришла в ужас, увидев, что девицы на выданье дики и неучены, наняла им учителей и принялась превращать сестриц в нормальных людей. И, естественно, Зинаида моментально выучилась и грамоте, и европейским языкам, и танцам, и музыке... ну, как обычно. И стала вся такая звезда-звезда двора, осталось только замуж выдать.

Но Меншиков тем временем доподозревался и вспомнил, что девицу эту где-то видел, а именно - в усадьбе того самого богатого князя. И тут до Меншикова дошло, что завещание Петра могли похитить именно они!.. Сговорились, чтобы его скинуть, а самим в силу войти! Ну и месть Меншикова семейству князя и всем его родным была страшна, отправились они все в застенки да в Сибирь. Ареста избежала одна Зинаида, и то исключительно потому, что ее похитили люди... Ваньки-Каина (и да, меня ничуть не смущало, что он жил сильно позднее). Но на самом деле Ванькой-Каином был старый приятель Зинаиды - тот самый пастушок Ванюша, когда-то в нее влюбленный, который после ее отъезда тоже пытался сбежать в Петербург, был пойман, клеймен, снова бежал и за пару лет стал прожженным вором.

Однако к Ваньке-Каину Зинаида тоже не успела попасть, потому как ее отбил у разбойников молодой чиновник Тайной канцелярии по имени Дмитрий. И он, конечно, узнал в Зинаиде разыскиваемую преступницу, но не выдал, потому как был очень благородный. Поэтому просто привез ее к себе на квартиру и предложил начать новую жизнь - естественно, уже влюбившись в золотоволосую княжну. Она тоже в него влюбилась и предложила раскрыть заговор демонического Меншикова, который уже споил до смерти императрицу Екатерину Алексеевну и теперь обхаживал нового государя Петра Второго, тоже его спаивая до женитьбы на своей дочери. "Да не вопрос!" - сказал Дмитрий и принялся раскрывать. И они отыскали и привезли в Петербург завещание Петра Первого, по которому империя отходила его дочери Елизавете. Но для восшествия на престол Елизаветы было еще рано, поэтому она просто преисполнилась благодарности и тоже стала Петруше Второму в уши напевать, чтобы он от Меншикова избавился и княжеское семейство из Сибири и застенков вернул.

А тем временем Ванька-Каин не дремал! Он, будучи осведомителем Дмитрия, проведал, что у того на квартире живет прекрасная Зинаида, уже беременная, и снова ее выкрал! Но ей как-то уже надоело чувствовать себя переходящим знаменем трудовой славы, и любовные признания бывшего пастуха не впечатлили, поэтому Зинаида от него сбежала уже сама - прямо по трескающемуся льду Невы. Но немножко не добежала, то ли головой ударившись о льдину, то ли под лед провалившись, в любом случае, на тот берег ее вынесло уже в полной горячке и без памяти. К счастью, без памяти в переносном смысле, а не в прямом, но тем не менее - родить, не приходя в сознание, Зинаида успела, а когда она пришла в себя, то ей сказали, что ребеночек умер.

Тем временем Меншиков таки отправился в Березов, а родственники Зинаиды - обратно в Петербург, и снова из вознесло на высоту неимоверную. И Дмитрий благородно отпустил Зинаиду к семье - он ведь дворянин бедный, ребенок вон тоже умер, да еще Ванька-Каин никак не угомонится, гоняясь за предметом своих юношеских эротических грез, - так что пусть уж лучше княжна занимает подобающее ей положение.

Поэтому Зинаида вернулась в свет, и ее быстренько выдали замуж за какого-то новодельного графа, который жаждал породниться с древним родом, а потому закрыл глаза на некоторый недостаток невинности у супруги. Более того, они с Зинаидой быстренько уехали в Париж, куда графа назначили послом, к бурной придворной жизни, Дмитрий с разбитым сердцем принялся делать карьеру в Тайной канцелярии, а Ванька-Каин - в преступном мире.

Дальнейшие события я помню совсем уж плохо, да, кажется, особо и не продумывала продолжение истории, которое должно было случиться уже при дворе Анны Иоанновны. Правда, точно помню, что заканчивалось дело трагически: Дмитрия то ли казнили по навету Ваньки вместе с Волынским, то ли они с Ванькой убивали друг друга, а Зинаида принимала яд и умирала красиво, а не как мадам Бовари. И, надо сказать, я вовсе не воспринимала это как трагический финал, потому как, повторюсь, для меня тогда все люди старше тридцати казались стариками, и мне хотелось избавить молодых героев от подобной печальной судьбы. :)

(Хех, вот сейчас перечитываю это и думаю: нынче это я даже не знаю, что мне надо было бы скурить, чтобы придумать подобный трэшак, а когда-то подобные истории рождались одна за одной!)
О, я б почитала) оно же, видимо, длинное?)) Меня никогда на длинное не хватало.
О, я только длинное и писала в свое время. Это было еще в довордовские времена, и я сочиняла в каких-то жутких текстовых файлах ограниченного объема - не более, что ли, 520 тысяч знаков с пробелами. И это вдохновляло использовать доступное пространство от и до. :) Но эту историю я довольно быстро бросила, помнится, она большей частью в голове существовала.
Очень прикольно, Лиль!
Как ты собаку-подозреваку вставила, я аж засмеялась)))
А как же выглядели Дмитрий и Ванька? Какими ты видела героев-любовников в ту пору? (Артистами ж, поди, вдохновлялась, а?)
Я, кстати, в "Петре I" тоже Саньку эту очень любила, сейчас вот и помню только ее изо всей книги)))
Нет, в актерах я не разбиралась ни тогда, ни сейчас, поэтому самостоятельно составить фанкаст мне в принципе не под силу. :) Так что Ванька, помнится, был просто нечетким образом двухметрового детины с золотыми кудрями - а поскольку я считала, что блондины - это фу, настоящий романтический герой должен быть стройным брюнетом, то мускулистый торс и светлые волосы означали его отрицательность. :))) А вот у Дмитрия, так сказать, прототип был! Может, помнишь одеколон "Саша" с юношей неземной смазливости на коробке? Вот эта физиономия меня и вдохновляла обычно на романтических героев. :)

http://nevsedoma.com.ua/images/2008/96/3/lacost_7.jpg

О, мне так досадно было, что Толстой так не вовремя умер, роман не окончив. :( По ощущениям, там самое интересное как раз и должно было начаться, в том числе и с Санькой. Во всяком случае, у меня было твердое предчувствие, что у нее закрутится роман с тонко чувствующим художником, которого к ней в Голландию собирались послать. :)
Одеколон "Саша" меня порвал)))))) Я помню его! Я его папе регулярно дарила на 23-е февраля! (Папа-то у меня Саша.) А сейчас там уже другой мэн, когда в ларьке работала, обратила внимание...До чего мерзкий запах у этого "Саши", впрочем, его бро "Айсберг" не лучше)))
Да, у Саньки наверняка какая-то яркая судьба должна быть, возможно, даже трагическая. (У нормальной женщины же всегда трагическая судьба, чоуж)))
Ага, воняла эта штука мерзко, но вот картоночка с этим портретом долгое время хранилась в моей коробке сокровищ. :))) Сейчас вот вспомнила, стало любопытно, чья же это фотография, но это, оказывается, и в реальности тайна, покрытая мраком: изготовители одеколона просто взяли фото из зарубежного банка изображений. Так что такой человек-загадка не мог не вдохновлять!
С Днем рождения! *отправила открытку на Фейсбук*
И почему только ты такие замечательные идеи называешь трэшаком... Я бы с большим интересом почитала такой роман! Как и большинство тех романов, что ты задумывала в юности. По-моему, у тебя офигительно работает фантазия на закручивание сюжетов.
В этой истории все-таки вторичность лезет из всех щелей, слишком много компиляции из других запомнившихся историй, не только "Анжелики" - даже, по-моему, пробежку через Неву во время ледохода я слизала со схожей сцены из "Хижины дяди Тома". :) Поэтому я из всех потерянных романов той поры больше всего грущу именно о "Черном бархате", где я тоже от "Анжелики" отталкивалась, но сюжет и персонажи получились внезапно оригинальными, пусть даже героиня и там вечно вляпывалась в роковые тайны и мужские постели. :)
С Днем рождения!
Желаю тебе счастья, здоровья, хорошего настроения и побольше ярких радостных впечатлений!