(праздничное) волшебство

OUaT: 5х03

Наверное, в лесу сдох особо крупный медведь, но уже вторая серия нового сезона мне понравилась. :) Причем, опять-таки, с чисто событийной стороны, хлестких диалогов, непровисающего действия, в то время как с содержательно-этической составляющей временами по-прежнему полный Ванс. Но до тех пор, пока это смотрибельно, любимую людоедскую мораль можно и потерпеть.

[Поход по грибы в поиске приключений на гибельное седалище]Квест Дэвида, конечно, содержательно - очередной поход в Серые горы, где золота, как известно, нет, и... единственный в своем роде мухомор для переговоров с Мерлином, сириосли?! Этот сериал вообще-то дети смотрят! :nini: Ладно, над этим можно было хотя бы посмеяться, хотя жаль, что Чарминга опять выставили простачком, которому бы как раз на место Парцифаля усесться, а не на Гибельное, извините, седалище.

Артур все-таки - ужасный мискаст. Банально не хватает хари и харизмы, чтобы вытянуть роль, которая в умелых руках, может, и заиграла бы. А то, казалось бы, вот вам неоднозначный персонаж, наносящий добро и причиняющий пользу, а на поверку - мелкий и пакостный хмырь, у которого во время злодейств во имя Камелота глазки бегают так, словно он кур ворует. Гвиневра и черная благородная политкорректность в лице Ланселота... простите, слишком много боли на сегодня.

Хотя не могу не отметить - ну, на фоне свежего-то пересмотра "Гардемаринов" :cool: - эпическую сцену погони в полях. :alles: Лошадь у Грифа, я так понимаю, на реактивной тяге была, раз ее автомобиль не догонял, - или нам показали визуализацию апории про Ахилла и черепаху? Дэвид еще раз доказал, что его девиз - "Слабоумие и отвага", и это я даже не про имитацию конного турнира с копьями (в роли копья - доска, в роли лошади - машинка), а про брошенный на Артура руль. "Руками рулим, ногами педалим", - ммм, курсы вождения от принца Чарминга имели бы успех!

Кстати, не могу не ответить, что эпический поход за мухомором, при всей его абсурдности, где-то трогательной даже - как Чарминг заботливо грибочек срезал, а не сорвал! - выглядел куда интереснее. Рыцари-призраки, сражение на мосту, утягивание под воду... пусть и не в первый раз такое с Чармингом (не пророчил ли ему кто беды от воды), но все равно смотрелось приятно и не столь карикатурно.

Совершенно не глянулось повышенное лицемерие Регины в моменте с Зеленой. Как-то совсем наша Злая Королева подзабыла, что ей самой давали и второй, и двадцать второй, и двести двадцать второй шансы, и она их все удачно профукала. И только после того, как после две тысячи второго шанса народ подзадолбался от ее позиции вечной жертвы, было решено исправленному верить, хотя до реального перерождения там грести и грести. Поэтому, как бы ни было очевидно, что шансы Зелены воспитать нормального ребенка, а не затычку для дыры в сердце, исчезающе малы (опять-таки, смотрим на отношения первосезонных Регины и Генри), все же как-то нехорошо чуть ли не вырывать ребенка из ее живота. Или, по крайней мере, решение должен принять Робин, а не снова прятаться за широкую спину любовницы, чтобы самому тихонько любоваться сонограммой младенчика, которого уже ТАААК любит!

Темная Эмма эффектна, ничего не скажешь, и холодом от нее веет ощутимо. Понравилось, что она повторяет слова свежеобращенного Румпеля, что "ей больше не страшно". Но ее отношение к близким - и, особенно, отношение близких к ней, - я понять не могу. Она сама видит в некогда любимых людях только объект для манипуляций, но и родные ей под стать: родители даже не пытаются с ней пообщаться, Крюк откровенно брезгует, и... ну честное слово, я не понимаю, как это можно объяснить логически. Пока что Эмма у них на глазах толпу народа не покрошила, да и то - сама Эмма вон видела, как Регина ее мать живьем сожгла, и ничего, дружит. А эта толпа далеко не безгрешных людей смотрит на Эмму как на особенно большой кусок гуано. По-моему, даже к Румпелю, погрязшему в Темности, они так не относились.

И, простите, вот так Крюк за нее борется? Всякий раз оттопыривая губу, пальчик или что там еще можно оттопырить для демонстрации презрения, вовсе не пытаясь увидеть в ней добро и попытаться достучаться до прежней Эммы? Ну, по крайней мере, можно не бояться, что КС совсем уж отобьет у румбелля хлеб, потому как можно считать Белль сколь угодно наивной, но ее вера в Румпеля действительно не раз удерживала его на грани, тогда как Крюк словно дразнит Эмму, действуя по принципу "падающего - подтолкни". Интересно, он в самом деле думает, что если Эмма останется наедине с тьмой, то устыдится, заплачет и сама как-нибудь расколдуется в прежнюю лапочку-Спасительницу?

Ну и в первый момент мне показалось, что еще один медведь сдох, когда Крюк вдруг признался, что нехорошо поступил однажды с одним калекой, но в итоге смертельный трюк не удался, и мишка уцелел. Оказывается, этот случай должен был только продемонстрировать, в какого святого (и очень-очень скромного) человека кэп вырос триста лет спустя, в отличие от того самого калеки.

И честно скажу: я уже не понимаю, что этим самым креаторы хотят сказать. Потому что Крюк любит только себя, счастливый конец интересует его, извиняюсь за тавтологию, только со своего конца, в то время как Эмма - только средство достижения хэппи-энда. И если она не удовлетворяет заранее заданным условиям (Спасительница, полная светлой магии, любви к человечеству и трулавных поцелуев), то может катиться ко всем чертям. Опять-таки, румбелль на этом фоне смотрится как-то выигрышнее.

Кажется, версия с подменой Белль Зеленой не сбывается - и то хлеб. А то, честно говоря, пугает видеть Зелену в цветах Белль, а Белль - в цветах Зелены. Но зеленое платье и впрямь смотрится на Белль роскошно, и сторибрукские шмотки неплохо сидели, ибо в кои-то веки Белль не выглядела опухшей и расплывшейся (кто сотворил это чудо?) Правда, банка с розой по-прежнему играет роль писаной торбы, и вообще непонятно, с чего вдруг цветуечек то опадает, то распускается: ожила ведь роза еще до пробуждения Голда.

Правда, внезапные целительные зелья такие же внезапные, как и вся свеженькая магия в Вансе. То было нужно сердце человека, который знал Темного смертным, теперь вот нужна вещь, которая касалась Темного, когда тот был смертным. С нетерпением жду, когда понадобится слеза девственницы, пролитая в ночь красной луны через неделю после того, как у тогда еще смертного Темного прорезался второй зубик - и ведь сыщется же у кого-то!

(А вообще, интересно, куда делись реликвии Румпеля из его смертного прошлого - палка калеки, шалька Бэя, его же мяч, подаренная отцом куколка? Кто их упер?)

Ну, по крайней мере, спасибо и на том, что по окончании серии уже хочется запастись попкорном в ожидании того, как Эмма будет пытаться лепить из Голда героя, насколько это получится и какой чистый сердцем идиот в конце концов вытянет этот мутный Экскалибур. Все-таки давненько такого не бывало в Вансе, чтобы действительно хотелось узнать, что будет дальше, а тут в кои-то веки и герои, и злодеи шуршат вовсю, строят и скуривают реализуют планы.