загадочное мнение Дамблдора

Мой вклад в Фандомную Битву (часть третья)

Название: Что общего между вороном и конторкой?
Автор: Sagonna
Форма: фандомная аналитика
Пейринг/Персонажи: Румпельштильцхен/Белль
Категория: гет
Рейтинг: G – PG-13
Размер: 1139 слов
Примечание: автор решил слегка порассуждать на тему, почему Румпельштильцхен и Белль - "такие разные, но всё-таки вместе".

Честно говоря, совершенно не горжусь этой работой - у меня случайные посты выходили интереснее. :nope: Классический пример "хорошая мысля приходит опосля": через несколько дней после выкладки у меня на эту тему было больше идей, чем в процессе написания.

[Читать]Нередко в интернете можно встретить мнение, что Румпельштильцхен и Белль — слишком разные люди, чтобы быть счастливыми вместе. Ведь что общего между изведавшим все тяготы жизни бедным прядильщиком, ставшим впоследствии могущественным тёмным магом, и юной аристократкой, воспитанной на книжках о том, что такое «хорошо» и «правильно»?

Тем не менее, как бы ни различались условия взросления, воспитание, жизненный опыт Румпельштильцхена и Белль, рискну заявить, что между ними намного больше общего, чем кажется. Именно это чувство общности, понимание проблем и устремлений друг друга, в том числе, служат фундаментом их отношений.

Во-первых — и не позвольте себе обмануться ни блеском и шиком Румпельштильцхена/мистера Голда, ни бравадой и безрассудством Белль — они неуверенные в себе и низко ценящие себя люди. Румпельштильцхен может быть сколь угодно успешен, богат, умён, вызывать страх, уважение и трепет, но видит-то он в себе всё того же нелюбимого некрасивого мальчика. Самострельщика, труса, слабака, отвратительное чудовище, от которого отшатнутся все близкие, как только поймут, что он из себя представляет. Вполне вторит его страхам уверенность Белль, что она сама — бесполезная неудачница, что все её попытки сделать что-то правильное добром не кончаются; наконец (в четвёртом сезоне) — что она тоже недостойна любви, и единственная привлекательная черта, которую может найти в ней Румпельштильцхен — это лёгкость, с которой ею можно манипулировать.

Достаточно печальная общая черта, но объясняющая, почему Румпельштильцхену и Белль обычно так важно поддерживать и вдохновлять друг друга, ведь ему действительно нужно знать, что в нём есть добро, а ей — что она нужна любимому человеку.

И даже мечты Белль о том, чтобы стать героем, понятны Румпельштильцхену, ведь они очень похожи на то, о чём он и сам когда-то мечтал взахлёб. Можно вспомнить, как приплясывал от радости молодой Румпельштильцхен, отправляясь на войну с ограми: вот его шанс стать героем, доказать, что он не похож на своего отца! Да и побитый жизнью прядильщик не лишен идеализма, раз загорается идеей получить кинжал Тёмного в том числе и для того, чтобы творить добро и восстанавливать справедливость. Разница между ним и Белль в том, что желания Румпельштильцхена были перечёркнуты не просто суровой реальностью, но и проклятием, тогда как Белль ещё пытается не поддаваться разочарованию и цинизму.

И Белль, и Румпельштильцхен взрослели, придавленные личностями и поступками своих родителей, и неважно, что Румпельштильцхен оказался сиротой при живом отце, а Белль — дочь богатых любящих родителей. Её неуверенность в себе столь же успешно воспитана в полной благополучной семье, причём я имею в виду не столько Мориса, с его сомнительными решениями и плохо объясняемыми в сериале мотивациями, а, казалось бы, однозначно прекрасную, любящую, просвещённую маму Колетт, отдавшую жизнь за спасение дочери. Своей идеальностью (окончательно закреплённой в посмертии) она вгоняет в ноль самооценку дочери, которая живёт с синдромом выжившего, всё время пытаясь сотворить что-то, достойное великой материнской жертвы, а потому нередко или неразумное, или самоубийственное.

Для Белль «быть героем, как мама» столь же принципиально, как для Румпельштильцхена — «не быть трусом, как отец». Установки сами по себе вполне похвальные, но в реальных условиях оборачивающиеся прямо противоположным эффектом: чем больше наши герои пытаются, тем хуже у них получается.

Собственно, вся история Румпельштильцхена до середины третьего сезона завязана на том, как он, пытаясь убежать от тени своего злополучного отца, вместо этого брёл по его следам, даже если первоначальные намерения выглядели благородными. А уж если не выглядели…

Молодой Румпельштильцхен мечтает исполнить свой воинский долг и не стать трусом, как отец? Можно не сомневаться, именно трусом он и будет ославлен. Будет заниматься честным трудом, в противовес мошеннику Малькольму? Мошенничество у семьи окажется в крови. Собирается стать лучшим папой в мире, который никогда, никогда, никогда не покинет своего мальчика? Можно с первой попытки угадать, чем это обернётся.

У Белль дела обстоят не лучше. Обычно вдумчивая, понимающая, склонная к кропотливым исследованиям, она ведёт себя безрассудно и неосмотрительно, как только включается режим «быть героем». Если идти в логово огненного зверя яогуая — так с крошечным ножичком и без всяких навыков борьбы. Отправиться на пиратский корабль Крюка, готового убить её, лишь бы только досадить Румпельштильцхену — так никого не предупредив и с пистолетом, которым не умеет пользоваться. Пойти в пещеру Снежной Королевы, чьей силы побаиваются даже более «продвинутые» магические юзеры Сторибрука — разумеется, на нервах, практически в истерике и совершенно не подумав о возможных волшебных ловушках.

Трудно сказать, является ли это фичей или багом сериала, но в любом случае — когда Белль не пытается ничего доказать самой себе, а просто делает необходимую работу, результат получается намного лучше. Яогуай оказывается усмирён и расколдован в принца Филиппа, питерпэновские диверсанты Дарлинги в Сторибруке — изловлены и перевоспитаны.

Можно, правда, только пожалеть, что в сериале никак не отражён опыт жизни Белль во время войны с ограми, что тоже было бы интересной параллелью к аналогичному опыту Румпельштильцхена; ведь не только её мать погибла при нападении, но и замок, насколько можно судить по серии «Внешность обманчива», подвергся разрушениям, и та самая прекрасная Белль в прекрасном золотом платье знакомится с Тёмным в полностью разорённом зале, где не хватает даже части стены!

Если брать моменты менее драматические, то можно отметить, что Белль едва ли не единственная в Зачарованном Лесу, кто смеётся над шутками Румпельштильцхена, а не смотрит на него с таким видом, словно любое его слово может призвать дьявола. Также, помимо Белль (и не считая увлечённого комиксами Генри), мистер Голд кажется единственным человеком в Сторибруке, кто знаком с книгами настолько, чтобы, по крайней мере, цитировать британского энциклопедиста Джона Лаббока («Мы можем сидеть в своей библиотеке и одновременно находиться во всех уголках света», серия «Крокодил»). Также можно считать сходными их взгляды на семью: оба искренне считают лучшей формой отношений традиционный брак, а интересы детей в семье для них приоритетны (что Румпельштильцхен предпринял для того, чтобы воссоединиться с Белфайером, известно каждому, смотревшему сериал, а Белль в Сторибруке перестала тревожиться из-за целей Голда, как только узнала, что он хочет найти сына, и никогда не высказывала недовольства или печали из-за того, что именно Бей был для него главным в жизни).

Нельзя также не отметить, что Белль ничуть не боится Румпельштильцхена, и практически с самого начала их знакомства готова перечить ему, спорить и даже поступать наперекор, вовсе не испытывая страха перед последствиями. Что и обеспечивает некое равноправие между обычной смертной девушкой и Тёмным, которого в обоих мирах или боятся, или ненавидят, или, в лучшем случае, неприязненно признают его могущество и авторитет. Но крайне редко относятся к нему, как к такому же человеческому существу — и в лучших, и в худших его проявлениях.

Разумеется, нельзя сделать вывод, что Румпельштильцхен и Белль — некие астральные близнецы. Они очень разные люди по темпераменту и морально-этическим установкам, что приводит порой к трагическим последствиям. Но их критическое отношение к себе и готовность видеть лучшее друг в друге, тоска по определённому идеалу жизни и поведения (утраченному Румпельштильцхеном и мучительно отыскиваемому Белль), да и то обстоятельство, что им комфортно общаться друг с другом, шутить, даже спорить и ссориться, как равным — это основа для выстраивания взаимоприятных и даже, не побоюсь этого слова, взаимовыгодных отношений, где Румпельштильцхен может чувствовать себя человеком (и не худшим!), а Белль окружена вниманием, заботой и уважением. Во всяком случае, на конец третьего сезона; но дальнейшая печальная повесть заслуживала бы иного разговора…