OUaT: Голд в зеленом круге

OUaT: 4х04

Начальная сцена серии заставила вспомнить, что Диснею принадлежат теперь и "Звездные войны", настолько престарелый Микки-Маус напоминал Оби Вана, к которому по старой памяти заглянул Дарт Сидиус, и только по недомыслию лихая стариковская схватка состоялась не на световых мечах. Еще я однозначно оценила, что на эту серию гримеры внезапно вернулись из отпуска, и в кои-то веки у Темных на физиономиях была не венецианская штукатурка, а нормальная чешуйчатая кожа. Плюс на съемках явно было применено немножечко волшебства, и Румпельштильцхен выглядел хоть и не стройняшкой, но наконец-то утратил сходство с гипножабой, и у него почти все время было нормальное лицо, первосезонные кудри и ладно сидящий на всех стратегически важных выпуклостях костюм. В остальном же флэшбек произвел смешанное впечатление. Анна, конечно, милашка, но и она до ужаса напомнила всех этих добреньких любителей халявы, которые сначала подписывали с Темным дурно пахнущий договор, а потом искренне удивлялись, с чего вдруг от них требуют соблюдения условий, и хотели получить желаемое на дармовщинку. От же ж невинные, не траченные тьмой души! :nini:




[В Сторибрук приходит рука Геши Козодоева]Плюс мне по-прежнему не нравится история с этой внезапной коробкой, с которой Румпель, оказывается, все эти годы носился как дурак с писаной торбой, и которая чисто случайно оказалась в том самом доме, который Белль чисто случайно решила прихватизировать для брачной ночи, и каковая коробка теперь лежит чуть ли не на самом видном месте в том самом магазине, куда не вламывался только ленивый. :nope: Сама идея, что Румпель, вслед за прочими Темными, пытался уйти из-под власти кинжала, вроде неплоха, но явно напрашивается, что в конце полусезона он опять потерпит поражение, раскается, и его самого засосет на этот раз в ночной колпак. :-( А старушки падали и падали, в общем...

Зато настоящее безусловно понравилось тем, настолько бесцеремонно содрали белый плащ с Киллианчика. Правда, в итоге Эмма выглядит полной дурой, намного хуже Белль. Собственно, я давно уже подозреваю, что сериал глубоко антифеминистический в том плане, что женщине в отношениях здесь предписывается думать яичниками, а не мозгом, но как же пресловутые стены мисс Свон? ее знаменитейший детектор лжи? жизненный опыт и здравый смысл, в конце концов? Она взрослая, битая жизнью женщина, и предлагается верить, что она в самом деле не уделит даже секунды внимания волшебным изменениям Киллианова крючка, ведь все знают, что настоящее имя мистера Голда - Санта-Клаус, и он творит добро по всей земле, особенно стремясь осчастливить Крюка? Да все ее внутренние триггеры должны были разом взвыть, а не выводить Like a virgin! Но, видимо, главное, что он поведет ее в настоящий ресторан, а не к Бабуле, а если даже мужика, с которым он там повздорил, на следующее утро найдут избитым, так это Валета надо засадить за решетку, чтобы не портил шерифу свиданий, бу! Подозреваю, что через пару серий она сама будет, всхлипывая, гоняться за Крюком с белым плащом и умолять напялить его обратно, ведь к чему ей какая-то унылая честность, когда в ее распоряжении самый горячий пират на свете?

(Плюс, пожалуйста, верните розу на место и перестаньте косплеить румбелль. :-( Неужто нельзя было хотя бы другой цветочек отыскать?)

А так эта серия наглядно показала, в чем главная беда Крюка - это не свирепость, не безжалостность, не двуличие даже, а полная неспособность к живому искреннему чувству. Он всегда держит нос по ветру, если ветер дует в сторону его выгоды. Маска трепетного влюбленного разбивается так же легко, как и маска заботливого отчима, - об интересах Эммы, как и об интересах Бэя, он печется постольку-поскольку они совпадают с его собственными. Крюк ведь мог честно поделиться с возлюбленной своими сомнениями насчет кинжала, чтобы Эмма, на всякий случай, не обольщалась насчет Голда... но зачем, если можно потянуть Темного за вымя? Причем потребовать от него не реальной помощи против Снежной Королевы, а удовлетворения собственной мелкой хотелки. А как только оказывается, что вовсе не св. Киллиан держит Голда крючком за яйки, а Голд с огромным удовольствием его нагибает и готовится поиметь, - без малейшего сомнения Крюк начинает угрожать уже физической расправой Белль (я понимаю, что перспектива неприятная, даже при всем мужском обаянии Голда, но как же нимб, но как же плащик? :weep3: ).

И наблюдение за этой битвой нанайских мальчиков хищных тварей тоже обеспечивало огромное извращенное удовольствие. Лучше уж так - неприкрытый цинизм, эгоизм, клыки у горла и угрозы близким, лучше пусть снова будут Крокодил и Капитан, чем те же гадости и равнодушие, только густо залитые сиропом и соплями. Жаль только, что, скорее всего, так же быстро снова будет забыто, что всему виной не летающая рука Геши Козодоева, хватающая честных людей за горло помимо воли нежного и трепетного пирата, а таки он сам, да и Голд снова начнет козлить, поминутно всхлипывая, заливаясь слезами и бросаясь к Белль в объятия.

А то ведь чисто в эстетическом плане мне понравилось, как расцвел Роберт, избавленный от возможности истекать крокодильими слезами (в этом плане я была даже рада, что в серии не было румбелльских сцен - спасибо, не хочется флаффа, когда он с таким козлиным душком). Это был тот самый первосезонный Голд, который предоставлял людям самим запутываться в собственных сетях и потом брал их тепленькими, и как не было жаль Регину, так и сейчас не было жаль Крюка, который точно так же пал жертвой собственных глупости и самоуверенности. (Впрочем, не скажешь, что именно пал и именно жертвой, - когда они с Голдом пришли трясти старика, Киллиан выглядел удивительно на своем месте и, кажется, даже находил удовольствие в привычной роли ученика злодея).

Правда, оказалось, что полку злоковарных Штильцхенов прибыло и в лице юного циника Генри, который верит разве что в любовь Регины и Робина, а в случае дедули и Белль подразумевает только переписывание волшебной книжки, а также без зазрения совести пользуется именем покойного отца лишь для того, чтобы подобраться поближе к секретам Голда. Не совсем то, чего я ждала от семейной динамики, но мог бы получиться интересный финт с хитропопым Голдом, поддавшимся на теплые чувства к внуку, но внезапно обнаружившим, что Генри тоже ой как способен подпилить ему веревочку. :nechto:

Даже не знаю, стоит ли отмечать присутствие Белль (точнее, ее крайне уродливого платья "мечта советской продавщицы", будто специально подчеркивающего все недостатки фигуры). Я так понимаю, что это и есть обещанный грандиозный материал, который грянул для Белль? :nope: Ну и так, реплика в сторону: если можно посвятить 2/3 серии сборам Эммы на свидание, свиданию и милованию с Крюком, то нельзя ли уделить хоть немного времени семейной жизни Голдов, где назревает такая драма, такая драма? А то пока создается впечатление, что Белль пашет в три смены: сначала бежит в библиотеку, потом в лавку, потом обслуживает мужа, и когда наконец отрубается, едва донеся голову до подушки в свой беззаботный медовый месяц, то Голд бежит шушукаться с Крюком или со со Снежной Королевой. (Кстати, замороженная лужа - это так загадочно!.. и так романтично! Такое чувство, что наша "Сара Фишер" просто хотела привлечь внимание Эммы и красиво пройтись перед ней).

Кстати, насчет Сары Фишер - а как быть с персонажами, которых занесло в Сторибрук вторым проклятьем? Тут ведь никто не пользуется сказочными именами, поэтому каждая Златовласка, по-моему, охотно сменила бы имя на что-то более... банальное. Надеюсь, вдруг не окажется, что не только Регина могла мотаться из Сторибрука в Бостон и обратно, но и Снежная Королева тоже ездила развеяться, туда-сюда, ведь ее сила равна божьей даже в мире без магии. :buh: