Легион

Все татары, кроме я

Сначала я думала озаглавить запись "Равшан в переводе Джамшута", поскольку посвящена она стихам современного поэта из братской республики, но поскольку у него встречаются вполне сносные по содержанию произведения, то бичевать позором хочется в первую очередь переводчика, носителя традиционно русских имени и фамилии, члена Союза писателей, который, такое ощущение, диалетику учил не по Гегелю, а родной язык - где-нибудь на стройке.

(А поскольку это уже не первый член Союза писателей, чьи творения отличаются уникальной грамотностью и стилистической тонкостью, сдается мне, давно пора чистить ряды этой организациями силы зондер-команды граммар-наци. Желательно, даже не расстреливая за сараем, а закидывая учебниками Розенталя).

[Велик могучий русский языка]Из цикла "Чудеса живой России":
Смерть ложилась и вставала...
Кабылица где-то ржала.

Прах стряхнув испив росинки,
Посреди живой России
На два голоса с отцом
Сын смеялся о былом.
О кривых мечах, а стрелах,
О прошедших сотнях лет...

В синем небе коршун реел.
Сыну пал отец в ответ.
На холме мечи ржавели.
Жеребнок скакал гнедой.

Знать оттуда издалека,
Без особого труда.
Я Насиб запомнил клекой -
Пела птичья высота.
Знать, оттуда, где косые
Ливни подали в ручьи
На два голоса с Россией
Песни о люби мои...

Из цикла "Метаморфозы":
Девчонка рядом шла - несла ведро с водой,
Так плавно шла она - несла в ведре кизил.

Из цикла "Курим кизил":
Шли конюхи с лугов и глухо говорили
и рыжий стринок дорогою плыл.
Издалека плыла мелодия свирели.
И еле-еле плыл над озером закат.
Мужицкий плыл напев невятнее еле-еле
И я смотрел как так неслышно птицы летят.
И до сих пор свирель все слышалось туманно
Соседка свои платок все поправляла с ленцой.
И до сих пор как мерещится у плетня мая мама,
с усталым глазами и задумчивым лицом!

Из цикла "А Есенин не решился бы":
Ты исходи хоть сто дорог
Все горы хоть облази
Мир без России одинок,
О полон злых саблазнов.

Петь в нашу пору, горло драть,
Уходит песня варварство ликует.
На пару можно к нему вздох поднять,
Он отзовется в небе алилуей.

Средь распрей, крови и чужих огней
Давно уже не слышу слов намаза.
Все чаще мира орет и жаль людей,
Чей лик кровавый сеткою измазан.

Одно спасения: рощи из берез,
Возникнет вдруг нежней любого друга.
Уткнусь к России теплую от слез
И белым сыном заполнится округ.
Мне на это слово представляется одна из сестричек - "кабы я была царица", магически покаранная князем Гвидоном. Ну, или лошадиная разновидность кабысдоха. :)
Но кизил-то, кизил!.. Ах)))) Я, кажется, нашла своего любимого стихосложателя)))
Кстати, еще хорошо, что не кизяк, а то я в первый момент бог знает что по поводу чудесных превращений содержимого ведра подумала... :)
Шта эта??? ( в ужосе)

"Сыну пал отец в ответ"
"Запомнил клекой"
"Уткнусь к России теплую от слез"
"И белым сыном заполнится округ"

Это же вообще не по русски, только слова русские используются, но все не в тех склонениях, падежах и смыслах :)
Есть у меня подозрение, что человек отсканировал рукописный текст и принес делать из него книгу, даже не сверив ошибок (все вот эти чередования о/а в странных местах), но вот это утыкание к России и белого сына я так и не смогла понять, какие буквы ни подставляла вместо представленных...
Азербайджанский и достаточно маститый, кстати. :) Насиб Набиоглы.

А эти стихи, возможно, еще свежие (книга-то не издана пока), а во-вторых, все-таки очень похоже, что или он сам, или переводчик поленились проглядеть скан рукописного текста перед отправкой в издательство, вот и получилось нагромождение бессмысленных слов. Я другие его стихи в инете видела, здесь они куда более вменяемый вид имеют. :)