чтение 3

11/22/63

Таки сгрызла этот роман Кинга. Сгрызла, надо признаться, легко и не без удовольствия, только ближе к концу стала с надеждой поглядывать на счетчик страниц, но в целом - сильнейшее ощущение, что это не герой романа отправляется в прошлое, а сам Кинг отчаянно колотит в запертую дверцу, умоляя пустить его обратно в лучшие писательские времена, в тот штат Мэн и ту Америку.

Ностальгическая часть романа - aka энциклопедия американской жизни - выполнена на твердую пятерку и неудержимо напоминает мне, как мои коллеги за обедом предавались воспоминаниям о временах, когда колбаса пахла мясом, в булочных на веревочке висела двузубая вилка, которой можно было проверить мягкость хлеба, а в гастрономе на Первомайской сбивали вкуснейшие молочные коктейли (последние два факта, впрочем, помню даже я :))). Вспоминали, конечно, и перестройку, и дефицит, но все-таки - колбаса пахла мясом! Так и здесь, за вкус рутбира можно простить вторичность. :))) И параллельный мир, в котором Кинг искал русские слова, потому что если надо написать "сука" или "svinoyob", это написано правильно и прозвучит по делу, зато все цензурное вызывает только фейспалм.

"Основной сюжет" - если считать таковым предотвращение убийства Кеннеди - меня не порадовал вовсе. Да-да, с нами бог и яблочный пирог, JFK жив в наших сердцах и все такое, но серьезно: я так и не поняла, на чем зижделась маниакальная уверенность персонажей, что благодаря живому Кеннеди настала бы ЖИТУХА! (И вспоминалось замечание из какой-то книги, что если бы царь Иван IV умер в 1553 году, когда сеял столько разумного, доброго, вечного, историки оплакивали бы его преждевременную смерть, жалея о том, как много хорошего он не успел сделать). Да и кинговскому герою история прямо-таки орет на ухо, что если где-то прибыло, значит, где-то убыло, и если не случилась одна трагедия, с чего вдруг не случиться другой? Но его единственная реакция: пфе, эта дура-история не знает, как должно быть правильно, я ей покажу! Самоуверенность, которую как-то странно видеть в человеке, читавшем столько книжек. :) Из-за этого сочувствовать благородной миссии Джейка совершенно не получалось, и я очень жалела, что обошлось без сюжетного поворота, когда именно Джейк оказался бы убийцей Кеннеди. А то уж очень наглядной казалась параллель: Джейк считает Освальда ничтожеством, закомплексованным человечишкой, для которого убийство Кеннеди - единственный способ прославиться, но сам Джейк разве не столь же самоуверен и маниакально уверен в правоте своего намерения? На весах истории он такая же мелкая самодовольная сошка, возомнившая, что знает, как надо.

И, в общем-то, из-за этого беспрестанного раздражения на Джейка, воображающего себя таким американским героем, любовная линия (в целом, более удачная) тоже не произвела нужного впечатления и не вызвала остановки дыхания в финале. Там есть красивые и сильные места, но все-таки именно Сейди вела этот танец, а Джейк - так, ногами переступал.
У меня схожие ощущения, кусок где он описывает преподавательские будни в захолустном городке - самый сильный и держащий внимание (хотя он как раз не фэнтезийный и не детективный) . Заставляет вспомнить лучшие места "Мертвой зоны" например. И любовная линия - первый раз у Кинга - показалась мне убедительной и цепляющей ( т. Е. Объективно то на четверку с минусом вообще то, но у Кинга с романтическими историями никогда не складывалось, так что для него - просто прыжок выше головы)
А вот часть про Освальда - жуткая нудятина, меня не оставляла мысль что это заказ минпросвещения на ознакомление американских подростков с историей.
И результат изменения прошлого тоже не порадовал - реальность просто начала разваливаться от того, что ее слишком грубо поменяли. Мне же казалось, что это должно было стать началом цепочки каких то разрушительных событий, т. Е. Хорошее в целом событие так влияет на последующие, что результат оказывается гораздо хуже ( как у Марк Твена в Таинственном незнакомце - мальчишка мог спасти тонущую девочку, но вместо этого утонул вместе с ней - но когда его друзья узнали, какое будущее его ожидало бы в первом случае, они согласились, что утонуть было лучшим вариантом)
Мне вообще кажется, что бытовуха - сейчас самая сильная сторона таланта Кинга. :) Он умеет со вкусом описывать жизнь, как она есть. Поэтому если бы он в романе сосредоточился на попытках героя исправить частные несправедливости истории (вроде судьбы Гарри Даннинга), без потуг замахнуться на мировой уровень, оно правдивей и интересней смотрелось бы.

//И результат изменения прошлого тоже не порадовал - реальность просто начала разваливаться от того, что ее слишком грубо поменяли.//
У меня к финалу создалось ощущение, что Кинг просто выдохся (объем-то какой!), и он принялся поспешно и небрежно сворачивать историю. А какой самый простой способ показать, что все стало плохо? Устроить армагеддец и присоединить штат Мэн к Канаде. Иначе пришлось бы писать еще 800 страниц, объясняя, как реальность могла стать не менее печальной и без атомной войны или землетрясений. Опять-таки: где-то прибыло, где-то убыло, и рай земной от спасения жизни Кеннеди просто не мог на земле наступить.