чтение 2

Изба-читальня

Пока мозг не работает, продолжаю загружать его порождениями чужих фантазий. Открыла для себя нового автора триллеров (все не уймусь, ага) - Шэрон Болтон. Проглотила залпом два романа, есть еще третий... но его читать не будут - перекушала. :( Тот самый печальный случай, когда автор - мастер в закручивании триллерной интриги, но совершенно беспомощен при протягивании любовных линий. А уж если берется за любовный треугольник - фу, фу, фу! У героини земля под ногами горит, а она сидит и переживает на тему "оба парня смелые, оба хороши" или "я не такая, я жду трамвая". Еще Болтон почему-то любит увечных героинь. У одной шрам на пол-лица, другая ходит с трудом - при этом аманты бегают за ними по пятам, умоляя уделить хоть капельку внимания. Ну, может, тараканы женщин с подобными проблемами и описаны правдоподобно, но так как любовные истории к финалу заканчиваются невнятно или вовсе пшиком, я так и не поняла, зачем они вообще были нужны.
Зато перед Болтон можно снять шляпу за умение накручивать псевдомистику. Ждешь, что будет ужастик с призраками, зомбями и потусторонними голосами... а ларчик просто открывался. Правда, финальные объяснения меня немного разочаровали, но от самого процесса я получила немало удовольствия.

Но наконец-то руки дошли до более-менее серьезной литературы. :) Наткнулась на диво дивное - феминистический роман первой трети двадцатого века, написанный мужчиной. Эптон Синклер, "Сильвия" и "Замужество Сильвии". Такое ощущение, что должна была быть еще и третья часть, но что-то отвлекло от ее написания. Начинается история как старомодный любовный роман про американский Юг. Легкомысленная кокетка влюбляется Сильвия в честного, но бедного юношу, в то время как ее саму вожделеет бездушный миллионер, роковые обстоятельства разлучают влюбленных, и ради спасения семьи Сильвия выходит замуж за нелюбимого, бла-бла-бла... Но это только присказка, а дальше автор начинает в пух и прах разносить благородных южных джентльменов, у каждого из которых водится птичка гонореечка, и они разносят заразу по своим невинным юным женам, в результате чего те рожают больных детей. Сильвия расходится с негодяем-мужем, бросает вызов консервативному обществу и ратует за сексуальное просвещение девушек, за браки по любви и возможность в любой момент потребовать от жениха, будь он сто раз Рэтт Батлер или Эшли Уилкс, справку из вендиспансера. Сюжет обрывается буквально на полуслове, а жаль - книга не самая хорошая по литературному уровню, но любопытна как неожиданный образчик жанра.
Еще читаю "Мартовские иды" Торнтона Уайдлера. Классический образчик книги, до которой мне надо было дозреть. :) Несмотря на всю любовь к древнеримской теме вообще и к Юлию Цезарю в частности, прочитала эту книгу только с третий попытки, лет через тринадцать после первой. Зато наконец-то в полной мере оценила сюжет и стиль автора! Очень яркая историческая фантазия: автор честно признается, что практически все выдумал, более того - практически все главные герои в реальности были мертвы ко времени пресловутых мартовских ид... но какие же они яркие, красивые, убедительные! Чует мое сердце, трудно мне будет теперь избавиться от уадлеровского видения Катулла - настолько хорош получился персонаж. :) Все его противоречия, вся его злосчастная страсть к Лесбии-Клодии и ненависть к Цезарю на удивление правильно перекликаются с реальными стихами реального поэта, что охота чей-нибудь зуб на отсечение дать - так оно и было на самом деле. :)))
Да и Цезарь получился очень удачным. Тот же прием, что и в "Юлиане" Гора Видала (хотя, скорее, Видал скопировал этот прием) - симфоническое повествование. Если при чтении писем и дневника Гая Юлия начинает казаться, что тот уж слишком хорош, тут же получаем мнение персонажа со стороны, добавляющего свои штрихи к портрету диктатора. В итоге персонаж получается сложным, многомерным, неидеальным, и нет ощущения его слащавой богоизбранности, от чего меня тошнило при чтении Маккалоу.